РегистрацияВход

Интервью с Антоном Алдаевым и Натальей Полухиной

Антон Алдаев и Наталья Полухина — пятая пара России и девятая пара мира. Свой творческий путь они начали в Ростове, занимаются бальными танцами с первого класса Вместе уже почти восемь лет. За это время танцевали в 150-ти турнирах в 50-ти странах мира. Последние четыре года работают в Краснодаре, где ведут латинскую программу в двух клубах.

Здравствуйте. Начну со стандартного вопроса. Расскажите, пожалуйста, с чего для вас начались танцы?

Антон: В школьную программу входило обязательное посещение Дома Творчества Детей и Молодежи. Наряду с историей, краеведением и другими предметами там был кружок бальных танцев. В нем я отзанимался три класса. Потом понял, что мне нравится это дело, поэтому продолжил уже по собственному желанию.

Наталья: Меня привела на танцы мама. Она увидела объявление, что ведется набор в бальную секцию. Мне тогда было семь лет. Я несколько лет параллельно прозанималась танцами и фортепьяно. И когда настал момент выбора, я остановилась на первом, так как хотелось хоть куда-нибудь, только не на фортепьяно (смеется).

А в детстве, как сверстники относились к вашему увлечению?

Антон: Если для девочек это нормальное занятие, то среди мальчиков оно воспринимается не очень хорошо. Когда ребята звали меня играть в футбол, а я отказывал, так как шел на тренировку, они называли меня девчонкой.

Но я сразу знал, что не хочу, чтобы у меня все сложилось стандартно. Я хотел яркой, необычной жизни, полной впечатлений.

Время прошло и все поменялось. Я стал самостоятельным, много путешествую, могу позволить себе намного больше, чем они.

А ваши родители танцевали?

Наталья: Моя мама мастер спорта по легкой атлетике. Она думала, что танцы — это несерьезный вид спорта, а просто развлечение, тем более для девочек — осанка, грация и прочее. Но потом оказалось, что и здесь требуются немалые физические нагрузки.

Антон: А моя мама отправила меня на танцы, чтобы я просто по улицам не лазил. Ну, я не сопротивлялся. Я бойкий был, надо было куда-то энергию свою девать.

В каком режиме проходили и проходят тренировки?

Антон: Мы буквально жили в зале, делали уроки, кушали, переодевались, тренировались. Были стандартные групповые занятия по 1,5 часа, индивидуальные, но мы приходили раньше, оставались дольше и работали самостоятельно. Когда были какие-то отчетные концерты, могли заниматься с утра до вечера.

Помните ли свой первый выход?

Наталья: Нет. В том возрасте все было как в тумане. Помнятся только яркие моменты турниров, поездок.

Антон: В том же Доме Творчества было первое мое выступление. Помимо отчетных концертов, проходили и соревнования. На своем первом турнире я с партнершей занял первое место. На вручении нам сказали, что это в этой статуэтке заложено наше танцевальное будущее.

Как вы поняли, что танцы — это ваше?

Антон: Это произошло в возрасте 14-15 лет. Когда начинались летние каникулы, я чувствовал, что чего-то не хватает. Когда занятия возобновлялись, я чувствовал себя на своем месте. В это время я уже начал заниматься более серьезно.

Как вы распределяете нагрузку, и как она дается с возрастом?

Наталья: Сначала, когда у нас стало получаться, и появился первый результат, нагрузку распределял тренер согласно своему видению нашего развития. А сейчас уже, конечно, сами. При этом в достаточно жестком режиме, кроме танцевальных нагрузок, у нас есть и физические.

Антон: И понятное дело, что намного легче дается тренировка, когда тебе 17-18 лет, чем в 25-26.

Наверняка, у вас были такие моменты, когда опускались руки. В такие трудные минуты, откуда вы берете силы?

Наталья: Да, такие моменты были, в основном после неудачных соревнований или при смене партнера, которая чаще всего происходит неожиданно. В такие периоды мне очень помогала моя семья. Особенно мама. Она всегда подбадривала меня и не давала совершить эмоциональных поступков. А отец говорил такие слова:

Бросить что-либо можно в любой момент жизни. Но что у тебя останется? Что ты получишь взамен.

И раньше, и на данный момент я понимаю, что заменить эту часть жизни — танцы — ничем равноценным не могу. Поэтому я продолжала заниматься своим любимым делом.

Антон: Меня двигала вперед злость, нереализованность, стремление к цели, мечте.

Наталья: Антон — это человек, который сделал себя сам, благодаря своей силе воли. Я же решала все жизненно важные вопросы на семейном совете. Поэтому у нас такие разные ответы.

Какую роль в вашей жизни сыграли тренера?

Антон: Нам привили систему, показали, что нужно делать и как, но я считаю, что если бы не наша целеустремленность и желание, мы бы ничего не добились. Я только сейчас начинаю понимать, каким должен быть тренер, что он должен вкладывать всего себя. Буквально брать за руку, вести, показывать, тыкать пальцем. У меня такого не было, к сожалению.

В Ростове была очень большая школа, куда мы приходили, потому что там нам было хорошо и весело. И только с переездом в Краснодар, когда наш руководитель посоветовал позаниматься с московским педагогом Ильей Даниловым, у нас появились серьезные результаты.

Наталья: Последние три года у нас есть определенный набор — пары, с которыми мы занимаемся каждый день. Для них ты являешься и психологом, и другом, учителем, наставником, защитником, человеком, который мирит, входит в позицию каждого и сохраняет благоприятную атмосферу в паре. У меня, как и у Антона, было много людей, которые показывали шаги и как двигаться. Но у нас не было наставников, которые бы учили нас жить, общаться. Зато мы делаем это сейчас, но уже для своих учеников. Мы помогаем и подсказываем  им во всем: в макияже, выборе платья, танце, взаимодействии в паре. И я считаю, что у нас неплохо получается.

Да, у нас такого не было, и поэтому, наверное, мы понимаем, насколько это важно на сегодняшний день для наших ребят. Тренер — это 50% успеха пары, потому что и от детей зависит очень многое. Насколько наставник вложится, и дети захотят, настолько и будет удачна пара.

 

 




 
КАТАЛОГНОВОСТИ
ОбьявленияСтатьи
Как купитьКонтакты
Скидки и бонусы